October 31st, 2015

Н.Бердяев. Истоки и смысл русского коммунизма. Глава VII.

Товарищи, мы публикуем заключительную часть последней главы труда Николая Алексеевича Бердяева "Истоки и смысл русского коммунизма".

С нашей точки зрения главное, на что стоит обратить внимание, —это то, как видит проблему явления нового человека Н. А. Бердяев, о которой так много любили рассуждать в раннюю Советскую эпоху. Он утверждает, что попытка осуществления коммунизма в России, которую он наблюдал (напомним, что Бердяев написал данную работу в 1937 году), рассматривает человека как функцию экономики, и также дегуманизирует человеческую жизнь, как и капиталистический строй. Он считает, что новый человек явится в том случае, если человека будут считать ВЫСШЕЙ ценностью в обществе.

Н. Бердяев утверждает, что христианство представляется ему соединимым лишь с системой персоналистического социализма, соединяющего принцип личности, как верховной ценности, с принципом братской общности людей.



Здесь же мы хотим обратить ваше внимание на определение коммунизма, которое даёт современный политический деятель, лидер движения "Суть Времени" - Сергей Еврвандович Кургинян. В котором человек считается высшей ценностью: "Коммунизм - это раскрепощение и пробуждение всех высших творческих способностей в каждом человеке".


Приняв данную информацию к сведению продолжим читать труд Н. А. Бердяева.

_________________________________


3

Мы подходим к основной проблеме коммунизма, к проблеме отношений между человеком и обществом. Гекер разделяет все слабости коммунистической постановки и коммунистического решения этой проблемы, т.е. для него нет проблемы человека в ее глубине. Как было у Маркса? Маркс был замечательным социологом, но очень слабым антропологом. Марксизм ставит проблему общества, но не ставит проблему человека, для него человек есть функция общества, техническая функция экономики. Общество есть первофеномен, человек же есть эпифеномен. Такое унижение человека находятся в разительном противоречии с обличительным учением Маркса об овеществлении (Vеrdingliсhung) человеческой жизни, о дегуманизации. У него остается коренная двусмысленность: есть ли превращение человека в функцию экономического процесса грех, зло прошлого, капиталистической эксплуатации или это есть онтология человека. Решающим, во всяком случае, является тот факт, что первая попытка осуществления коммунизма на почве марксизма, которую мы видим в России, также рассматривает человека, как функцию экономики, и также дегуманизирует человеческую жизнь, как и капиталистический строй. Поэтому того переворота во всемирной истории, на который надеялись Маркс и Энгельс, не произошло, между тем как, коммунизм претендует не только на создание нового общества, но и на создание нового человека. О новом человеке, о новой душевной структуре много говорят в советской России, об этом любят говорить и иностранцы, посещающие советскую Россию. Но новый человек может явиться лишь в том случае, если человека считают высшей ценностью. Если человека рассматривают исключительно как кирпич для строительства общества, если он лишь средство для экономического процесса, то приходится говорить не столько о явлении нового человека, сколько об исчезновении человека, т. е. об углублении процесса дегуманизации. Человек оказывается лишенным измерения глубины, он превращается в двумерное, плоскостное существо. Новый человек будет лишь в том случае, если человек имеет измерение глубины, если он есть духовное существо, иначе вообще человека нет, а есть лишь общественная функция. Человек в своем измерении глубины причастен не только времени, но и вечности. Если человек целиком выброшен в процесс времени, если в нем нет ничего от вечности и для вечности, то образ человека, образ личности не может быть удержан. Коммунизм в своей материалистически-атеистической форме целиком подчиняет человека потоку времени, человек лишь преходящий момент дробимого времени и каждый момент является лишь средством для последующего момента. Поэтому человек оказывается лишенным внутреннего существования, жизнь человеческая дегуманизируется. Марксизм обнаруживает процесс гуманизма. У Маркса, особенно у молодого Маркса, когда в нем сильны еще были следы немецкого идеализма, были возможности нового гуманизма. Он начал с восстания против дегуманизации. Но затем он сам оказался увлеченным процессом дегуманизации, и в отношении к человеку коммунизм унаследовал грехи капитализма. В русском марксизме-ленинизме этот процесс дегуманизации пошел еще дальше и он обусловлен всей обстановкой возникновения русского коммунизма. В русский коммунизм вошли не традиции русского гуманизма, имевшего христианские истоки, а русского антигуманизма, связанного с русским государственным абсолютизмом, всегда рассматривавшим человека, как средство. Марксизм считает зло путем к добру. Новое общество, новый человек рождается от нарастания зла и тьмы, душа нового человека образуется из отрицательных аффектов, из ненависти, мести, насильничества. Это - демониакальный элемент в марксизме, который считают диалектикой. Зло диалектически переходит в добро, тьма в свет. Ленин объявляет нравственным все, что способствует пролетарской революции, другого определения добра он не знает. Отсюда вытекает, что цель оправдывает средства, всякие средства. Нравственный момент в человеческой жизни теряет всякое самостоятельное значение. И это есть несомненная дегуманизация. Цель, для которой оправдываются всякие средства, есть не человек, не новый человек, не полнота человечности, а лишь новая организация общества. Человек есть средство для этой новой организаций общества, а не новая организация общества - средство для человека.

Collapse )
Arlekin

2015.10.13 Роготнев И.Ю. - Достоевский в мировом культурном контексте

13 октября 2015 г. на Ижевском литературно-дискуссионном клубе "Аврора" выступил Илья Юрьевич Роготнев (кандидат филологических наук, доцент кафедры Пермского государственного национального исследовательского университета (ПГНИУ), зам. декана филологического факультета, член пермского регионального отделения движения "Суть времени" ) с лекцией "Ф. М. Достоевский в мировом культурном контексте: от христианской мистики к кинематографу ужаса". Всем интересующимся творчеством Достоевского, русской, да и вообще, мировой классической литературой предоставляем видеозапись с прошедшей встречи.



Также к данной записи прикреплен аудиофайл (262 Мб)

https://cloud.mail.ru/public/8ZpE/yyDFQL1Py