oleggureev (oleggureev) wrote in christ_kommuna,
oleggureev
oleggureev
christ_kommuna

Categories:

КРУГОВОЮ ПОРУКОЙ ДОБРА



У Марины Цветаевой, помимо известных произведений, есть прекрасная статья ИСКУССТВО БЕЗ ИСКУСА,
где поэт приводит стихи монашенки Ново-Девичьего монастыря:



«Что бы в жизни ни ждало вас, дети,
В жизни много есть горя и зла,
Есть соблазна коварные сети,
И раскаянья жгучего мгла,
Есть тоска невозможных желаний,
Беспросветный нерадостный труд,
И расплата годами страданий
За десяток счастливых минут. —
Все же вы не слабейте душою,
Как придет испытаний пора —
Человечество живо одною
Круговою порукой добра!
Где бы сердце вам жить ни велело,
В шумном свете иль сельской тиши,
Расточайте без счета и смело
Вы сокровища вашей души!
Не ищите, не ждите возврата,
Не смущайтесь насмешкою злой,
Человечество все же богато
Лишь порукой добра круговой!

Возьмем рифмы — явно-обычные (тиши — души, дети — сети), явно-бедные (душою — одною). Возьмем размер, тоже ничем не настораживающий слуха. Какими средствами сделано это явно-большое дело?
— Никакими. Голой душою.

Этой безвестной монашенкой безвозвратного монастыря дано самое полное определение добра, которое когда-либо существовало: добра, как круговой поруки, и брошен самый беззлобный вызов злу, который когда-либо звучал на земле:

Где бы сердце вам жить не велело,
В шумном свете иль сельской тиши,

(Это монашенка говорит, заточенная!)

Расточайте без счета — и смело
Вы сокровища вашей души!

Сказать об этих строках "гениальные" было бы кощунством и судить их, как литературное произведение — просто малость — настолько это все за порогом этой великой (как земная любовь) малости искусства.
___________
Примета таких вещей — их неровность. Возьмем стихи монашки.

Что бы в жизни ни ждало вас, дети — В жизни много есть горя и зла — Есть соблазна коварные сети — И раскаянья жгучего мгла — (пока чтó — общее место). Есть тоска невозможных желаний — Беспросветный нерадостный труд — (все то же). — И расплата годами страданий — За десяток счастливых минут (последнее почти романс!) — Все же вы не слабейте душою — Как придет испытаний пора —

И — вот, вот оно!

Человечество живо одною
Круговою порукой добра!

И дальше уже по непрерывной линии восхождения, не снижая, одним великим и глубоким вздохом до самого конца.

Это, на первый взгляд (о котором уже сказано), обычное начало ей было нужно, как разбег, чтобы, наконец, до круговой поруки добра договориться. Неопытность непрофессионала. Настоящий бы поэт, какими кишат столицы, если бы, паче чаяния, до круговой поруки дописался (не дописался бы!), такого бы начала не оставил, попытался бы все пригнать под один общий уровень высоты.

А монашка несостоятельности начáла и не заметила, ибо и круговой поруки не заметила, может быть смутно ей порадовалась, как чему-то очень похожему — но и только. Ибо моя монашка не поэт-профессионал, который душу черту продаст за удачный оборот (да только черт не берет, потому что ничего и нет) — а: — чистый сосуд Божий...

Эти стихи мои любимые из всех, которые когда-либо читала, когда-либо писала, мои любимые из всех на земле. Когда после них читаю (или пишу) свои, ничего не ощущаю, кроме стыда.

К таким стихам отнесу еще стихи "Мысль" (Ее побивали камнями во прах) безымянного автора, во всех сборниках, где перепечатывались, помеченные только буквою Д.

Так с буквой Д (добром с большой буквы) и пошли — дальше.»

Любовь


Её побивали камнями во прах, Её на кресте распинали.
В темницах томили и жгли на кострах, И львам на съеденье бросали.
И в тайные щели, как день золотой, Как воздух она проникала,
Ей дано великое имя — ЛЮБОВЬ — Она ко Христу нас призвала!

То пошлость, то глупость людская стеной, Повсюду ей путь преграждала,
Но в тайные щели, как день золотой, Как воздух она проникала.
Из мрака неволи, из пепла костров — Сильна и прекрасна вставала.
И ржавые цепи срывала с рабов, И спящих от сна пробуждала.

И путь на Голгофу во мраке мирском, Она пред людьми озаряла,
И в сердце порочном холодном людском Счастливую жизнь создавала.
За правду святую нетленный венец В подвалах, дворцах предлагала...
И раны разбитых и чёрствых сердец Дыханьем своим врачевала.

О, если б на миг Ты оставила нас, Холодных, жестоких, презренных...
Исчезла бы радость и свет бы угас В сердцах наших злых и надменных!
И в тайные щели, как день золотой, Как воздух она проникала.
Ей дано великое имя — ЛЮБОВЬ, — она ко Христу нас призвала.

Tags: Монашество, РПЦ, Стихи, Цветаева, литература, филология
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments